Анти-Манифест

pop-philosophy.net antimanifesto02


1. Манифесты являются механизмами смещения, переопределения границ и порядков моды. Именно поэтому этот манифест — Анти-Манифест.

1.1. Парадоксальность работы механизма анти-манифестации заключается в том, что это плохой механизм: идеальным окончанием его работы будет его полная и окончательная поломка.

1.2. Это желанная поломка: взрыв внутренней противоречивости, гарантируемый Анти-Манифестом, должен затронуть все прочие механизмы смещения и манифестации.

1.3. Таким образом, Анти-Манифест как суждение будет конституированием напряжения, результатом которого должно стать коллапсирование порядков привнесённых мнений и желаний поставить объекты себе на службу.

1.4. Результат работы Анти-Манифеста — это разрушение, но разрушение, понимаемое как разборка: коллапс Анти-Манифестарности высвечивает её устройство. Это — благотворная отмена любого возможного столкновения, рождающаяся в битве.

2

2. Битва — естественное состояние любого концепта.

2.1. Концепт — средство ведения войны. Это оружие, собранное из мусора для ведения сражений.

2.2. Первоначально этот мусор имеет две базовые функции – своего рода двоичный язык концептов, заданный порядком ремесленнического производства и фундирующий пространство ведения сражений. Это – поглощение и переписывание.

2.3. Боеспособность концепта определяется прежде всего его переписывательными возможностями. Последние, в свою очередь, характеризуются скоростями и размерами. Концепт, способный пролезть, обнаружить себя в другом, в его порах, и способный заразить пространство этим обнаружением предельно быстро (иными словами, поглотить его) – вот идеал концепта, определяющий победу.

3

3. Концепты — это объекты. Как и любые объекты, они балансируют на тонкой грани между поверхностями и глубинами.

3.1. Поверхность — доминион столкновения концептов, их взаимных разборок и пересборок, битв, которые выигрывает наиболее подготовленный и имеющий за своими плечами наибольшую способность к переписыванию.

3.2. Глубина — то, что рождается в концепте тогда, когда он сходит с рельс ремесленническо-философского производства. Теперь он живёт сам по себе, пусть и частично. Его глубина является его слабым местом, пусть и никогда не вступает во взаимодействие на поле боя. Это и есть тот мусор, из которого затем будут собраны другие концепты.

3.3. Поверхность есть пространство подчинения концептов процессу войны. Глубина есть то, что используется для возгонки процесса ведения войны, то, что поставляет для неё ресурсы, одновременно предавая собирающего и переводящего: глубина есть тот контингентный избыток, рождающийся в каждом изобретении.

3.4. Именно поэтому мы никогда не знаем, что становится с поглощенными концептами. Они – призраки, которые могут явиться в любой  момент и тень от которых преследует по пятам другие концепты, давая о себе знать. Это – свидетельство неуничтожимости глубины. Она становится яснее, когда существование на поверхности становится призрачным. Оставшаяся одна, она может быть названа высотой.

3.5. Высота – это глубина, которая стала полностью непрозрачной, и, следовательно, полностью контингентной. Она переводит концепты с языка статичности на язык фрагментарного, хаотичного присутствия – призрачного присутствия, ибо никогда не известно, когда глубина вновь перейдет на поверхность.

4

4. Анти-Манифест не устраняет и не привносит беспорядок. Он разрушает и разбирает сам механизм манифестации, освобождая концепты и уничтожая себя в этом взрыве.

4.1. Только так, через разрушение, может быть достигнута честность анти-манифестации. Анти-Манифест должен быть освобождён от инструментального закабаления через своё уничтожение.

4.2. Это уничтожение должно затронуть все доминионы и сферы, в которых работают концепты.

4.3. Границы, размечающие сферы, намечены непрекращающейся работой концептов, находящихся во власти манифестации.

5

5. Концепты могут двигаться на сколь угодно больших скоростях: ограничение этих скоростей должно быть упразднено и разобрано ускорением работы Анти-Манифеста.

5.1. Такое ускорение высвечивает связи и точки сборки, делая явным скрываемую линию Глубина-Поверхность. Мусор глубины и войска Поверхности — это тоже объекты. Они должны разорвать свою связь с манифестарностью через это ускорение.

5.2. Ускорение, как известно, сопровождается увеличением массы – размыкание ограничений и закабаления вызывает тяжесть в руках, которые несут оружие. Оружие падает наземь и становится недвижимым.

6

6. Форма существования ускоренного концепта – вычислительная машина, или, что то же – черный ящик.

6.1. Черный ящик дан нам как совокупность входных и выходных данных. Сказать это – значит признать автономность глубины концептов и не претендовать ни на что иное, как на регистрацию получаемых данных.

6.2. Эти данные есть информация. Информация имеет свойство организовываться в потоки.

6.3. С изменением формы концептов меняется также режим ведения войны – механическое столкновение на поверхности становится виртуальной контаминацией потоков информации на поверхности поверхности – пространстве, эманирующем из статичности концептов.

6.3. Нужно признать, что война совершенствовалась на слишком маленьких скоростях. Что она не поспевала за технологией. Анти-манифест также делает поправку на то, что эпоха катапульт, бомб и танков давно окончена. Что настала эпоха новых войн.

7

7. Роль философа в этом процессе должна быть подвергнута, в таком случае, необходимому пересмотру.

7.1. Работа философа, который сотворил концепт, сводилась в своего рода несении оружия,ведении им войны. Работа философа после Анти-Манифеста должна быть работой криптоаналитика, взламывающего закодированный концептом поток. Взломать концепт – значит смоделировать его поглощение, значит указать места, в которые способен пролезть другой концепт.

7.2. Это может быть любой известный концепт, но также концепт, которого еще не существовало.

7.3. Взлом, таким образом, служит пробным камнем существования концептов, но также служит необходимой практикой создания новых концептов.

8

8. Совершившее первоначальное ускорение, сообщество Анти-Манифеста должно столкнуться с необходимостью организации той поверхности поверхности, которая должна соответствовать новому режиму войны.

8.1. Разрыв первоначальных связей и нарушение манифестируемых границ, влекущие за собой столкновение с необходимой реконфигурацией – точка, где декларация переходит  к действию.

8.2. Действие никогда не кончалось, а декларация никогда не становилась явью: работа по её сокрытию всегда была максимально удалена от того, что продуцирует действительное сокрытие — от магии и мистерий.

8.3. Магическое и мифологическое мышление, производя сокрытие, высвечивают характер действительной и осуществляющейся связи между объектами и концептами: характер плоской и неподвластной манифестам битвы.

8.4. В этой битве побеждает сильнейший. Заходя в лес, дикарь бьёт поклоны Горам, Солнцу и Зверям. Они сильнее его, и потому он должен с ними считаться.

9

9. Сегодня говорят о необходимости перевода империалистической войны в гражданскую. Нужно пойти еще дальше и сказать, что гражданская война должна стать пацифистской войной.

9.1. Анти-Манифест должен гарантировать переход от декларации к действию, от по-прежнему империалистической войны Бога с Разумом к партизанскому и магическому пацифизму мифологических лесов. Анти-манифестирующие должны стать детьми, потому что только дети могут быть способны признавать силу других.

9.2. Первым действием осуществляющих Анти-Манифест должна быть зачистка концептов как объектов. Этим осуществляющие будут походить на эскадроны смерти, уничтожающие население деревни, беззащитной потому, что та не ждёт нападения.

9.3. Вторым действием осуществляющих Анти-Манифест будет передоверение концептам работы взлома самих себя. Этим осуществляющие будут походить на демонстрацию хиппи, своей демонстрацией делающих явным факт того, что мир способен существовать вне войны.

9.4. Третьим действием осуществляющих Анти-Манифест будет устройство всемирной сети учета данных, снятых с концептов, переводящей эти данные в единое пространство со-присутствия, в единый дискурс взаимодействия и борьбы.

9.5. Четвертым — и самым честным действием осуществляющих Анти-Манифест — будет самоустранение. Утверждение анти-манифестации рано или поздно может превратиться в манифестацию второго порядка. Взрыв Анти-Манифеста должен произойти, и анти-манифестирующие должны сгореть в этом взрыве. Этим осуществляющие  будут напоминать явное ничто: любой образ на этом шаге будет значить отскок к манифестации.

9

Текст: Никита Сазонов, Степан Козлов. Иллюстрации: Александр Ветушинский

Похожие отходы:

PPh manifesto #1

МАНИФЕСТ АРХИВАРИУСА

«Поп-философия Жиля Делеза» Интервью с Elie During

М. Куртов «Как соединять разделенное так, чтобы это держалось? Как удерживать соединенное так, чтобы оно не разделялось?»